ФРАГМЕНТЫ ИСТОРИИ

 

Изучение истории села подразумевает последовательное, хронологическое исследование событий, происходящих с людьми, жившими там, описание их быта и отношений между ними. Из сочетаний всех известных фактов складывается цельное представление о жизни наших предков.

 

Предлагаем вам самим составить фрагменты истории села Кара-Елги, опираясь на рассказы очевидцев событий и воспоминания их потомков.

 

За нянькой самолетом в Кара-Елгу

 

Лазарева Надежда Михайловна сообщает: 

"Летчик Семён Дмитриевич Зиновьев (брат Ивана Дмитриевича Зиновьева, мужа Анастасии Романовны) с семьей переехал в Пермь в 1939 году. В июне 1945 года он прилетал в Кара-Елгу на самолете забрать в няньки племянницу ‑ Веру Васильевну Гордейко (Зиновьеву), 1929 г.р., чей дед (возможно, Василий Дмитриевич) приходится братом Семёна и Ивана Дмитриевичей Зиновьевых. Марию Максимовну Инюшеву (тетю Ивана Алексеевича Солдатова) взяли с собой на борт самолета".

 

Солдатов Иван Алексеевич вспоминает:

"Здесь у нас <в Перми> живет Вера Васильевна Зиновьева (по мужу она Гордейко). Она прилетела сюда из Кара-Елги на самолете. Это было в середине июня 1945 года, я тогда жил в Кара-Елге. Семён Дмитриевич Зиновьев работал лётчиком испытателем на ЛИЦ (летно-испытательный аэродром Свердловского завода, тогда завод им. Сталина, завод № 19 в г. Пермь) во Фролах. В Кара-Елгу он прилетел на одном из заводских самолетов. Он прилетал за племянницей Верой, чтобы взять ее в няньки.

Первый раз он сделал круг над селом и сбросил какой-то сверток на верёвке для Веры. А со второго круга он сел. Самолет посадил за амбарами на Крестовой горе, его там зачехлили.

Вечером в честь него устроили танцы в сельсовете, недалеко от моста, который посередине села. На Большой улице есть овражек, когда тает снег или сильные дожди в него вода стекает, мостик вот через этот овражек.

Помню, когда он улетал, завел мотор, был такой сильный поток ветра. Он до Крестовой горы доехал, там развернулся, там такая лощина есть, и он туда, как с трамплина, взлетел.

На этом самолете улетела наша Мария Максимовна <Инюшева>, её летчик взял с собой за спирт и за папиросы, ну и по знакомству, конечно".

 

Гордейко (Зиновьева) Вера Васильевна рассказывает:

"У дяди Сени родилась двойня (сын и дочь), им нужна была няня. Бабушка и сказала: «Возьми Веру». Мне было 12 лет, а работали мы в войну как взрослые, было тяжело, я была рада уехать с дядей в няньки.

В тот день, 16 июня 1945 года, мы пахали на тракторе за Крашёным мостом, убирали посевную.

Дядя Сеня прилетел на иностранном самолете «Дуглас».

Сначала он сделал круг над нами, сбросил мне записку, чтобы собиралась.

На втором круге посадил самолет за амбарами.

1,5 года я у них прожила. Водилась с двумя детьми. Одного на одно колено посажу, другого ‑ на другое, так и кормлю. В 6 часов утра вставала, ходила на молочную кухню к заводу Свердлова.

Потом вернулась в село. Потом Шура (девушка) позвала меня работать на Объект (один из цехов завода им. Дзержинского в Перми), на Загарье.

14 лет отработала на заводе Дзержинского, потом на часовом заводе".

 

Пожар 1925 года

     1925 год запомнился караилгинцам сильным пожаром.

     Лазарева (Зиновьева) Надежда Михайловна рассказывает: «21 июля 1925 года, на летнюю Казанскую[1], село горело. Полсела сгорело. В тот день стояла 40-градусная жара, день был ветреный (суховей). У нас были соседи Черновы Андрей Павлович и Анна Варламовна. Она <соседка> вынесла угли телятам[2] и жеребятам. Угольки, видимо, не все были затушены. В колоде[3] вместе с углём лежало сено для телят. Сено сначала тлело, а потом загорелось. Ветром загоревшееся сено отнесло к заднему углу нашего дома <дом Ивана Зиновьева>. В тот момент дома были только дети от 3 до 11 лет. Дом, баня, хлев, яблони в саду – всё сгорело. Осталась только каменная кладовка. Ветер разносил горящую солому по селу. Через 5 домов пучок загоревшейся соломы лёг на крышу дома, кажется, Икомасовых, и там сразу занялся пожар. На дом деда Фёдора Терентьевича Чугунова попала такая горящая «галка». Дом Наякшина Николая Афанасьевича сгорел. Горящая солома перелетала с крыши на крышу. Дома горели не подряд, в некоторых огородах горели бани. Горела Мокеевка, Верхний конец, даже Заречка[4] горела. Пожар закончился у Крашёного моста, на доме Яшуткиных <сельское прозвище семьи Янбина Василия Владимировича>.

     Солдатов Иван Алексеевич вспоминает: «Мать рассказывала, что в селе был большой пожар в 1925 году. Уже жатва была, жали серпом. Тогда сгорело несколько домов. Тушили пожарники с ручной качалкой (ручной насос на телеге). Пожарка была напротив церкви, через дорогу, рядом с царёвыми амбарами. <…> Как начался пожар, трудно сказать. Был очень сильный ветер, сухо, жара, в такое время огонь через несколько домов перекидывается, крыши-то соломенные. У всех домов крыши были соломенные. Металлическая крыша была на церкви, покрашена светлой краской. В поповской школе крыша, по-моему, была железная. И, наверное, на царёвых амбарах тоже была железная крыша».

     Из материалов архивно-следственных дел репрессированных известно, что пожар полностью уничтожил хозяйства Белова Ефима Афанасьевича (1877 г.р.), Икомасова Кирилла Архиповича (1879 г.р.), Инюшева Егора Ивановича (1873 г.р.), Москвина Сергея Васильевича (1870 г.р.), Чугунова Кирилла Даниловича (1887 г.р.), Чугунова Ивана Петровича, Янбина Василия Владимировича (1870 г.р.). Погорельцы получили страховые выплаты и заново отстроились в том же году.

__________________________

[1] 21 июля Русская Православная Церковь празднует чудесное явление Казанской иконы Божией Матери. В народе ‑ «Летняя Казанская», в отличие от «Осенней Казанской» (4 ноября). Это ‑ один из самых почитаемых на Руси Богородичных образов. В этот день крестьяне по традиции делался первый «зажин» ржи.

[2] Древесный уголь использовался в животноводстве в качестве кормовой добавки для защиты животных от воздействия токсических метаболитов и др. токсикантов.

[3] Колода ‑ кормушка для скота выдолбленная в бревне.

[4] Мокеевка, Верхний конец, Заречка – районы с. Кара-Елга.

Престольный праздник Кара-Елги

     Престо́льный праздник (хра́мовый праздник) – праздник в память события священной или церковной истории, а также святого во имя которого освящён храм или придельный престол храма. Престольные праздники справляются не только по существующим храмам, приделам или часовням, но и отдельными деревнями. Церковное содержание забывается, и люди в этот день, как принято на Руси, просто отдыхают.

     Солдатов Иван Алексеевич рассказывает: «8 ноября, в Дмитриев день, в Кара-Елге праздновали престольный праздник. У всех деревень один раз в году отмечается престольный праздник, как день села. Почему для празднования престольного праздника села был выбран именно Дмитриев день, я не знаю, так сложилось. Например, бабушка моя родом из Верхнего Маврино (оно же Старое Маврино), там престольный праздник 14 октября, в Покров день.

     Всю неделю в это время Кара-Елга гудела. Все праздновали, пировали, ходили из дома в дом в гости, пели старинные песни».

     Лазарева (Зиновьева) Надежда Михайловна вспоминает: «Раньше престольный праздник села отмечали в Крещение. В то время стояли сильные морозы, до ‑50 градусов. На праздник в Кара-Елгу приезжали гости с ближних селений, а когда возвращались домой, то некоторые замерзали. Тогда этот престольный праздник перенесли на 8 ноября, день Дмитрия Солунского. Крещение в селе тоже отмечали, но гостей уже не приглашали. Престольный праздник в селе отмечали широко, три дня гудели! Каждая семья приглашала гостей, а роды-то огромные (род Чугуновых, род Инюшевых и др.), за эти три дня обходили всю родню. Много гнали самогона, устраивали гуляние».