Лидер Надежда Алексеевна

ИМЕНА МОЕЙ СЕМЬИ

 

     Моя историческая Родина ‑ русское село с татарским названием Кара-Елга. Откуда пришло это название? Что означает? Насколько оно древнее? Кем были мои предки?

     В этой статье я слегка приоткрою завесу этих тайн, но обо всём по порядку.

    На одном из интернет-сайтов[1] читаем: «В древности все нижнекамские земли (а река Зай, близ которой стоит Кара-Елга, нижний приток Камы), были покрыты бескрайней Чулыманской тайгой. Здесь проживали редкие пьяноборские племена – предки современных удмуртов и коми. Во времена великого переселения народов сюда приходит часть гуннских племен. Затем появляется новая археологическая культура – чияликская – предки венгров, которые в конце 9 века уходят на берега Дуная. Оставшиеся группы поддерживают отношения с волжскими булгарами. В 13 веке приходят монголы. Один из лучших полководцев Чингизхана – Субедей – покоряет волжских булгар и другие народы Поволжья. Край входит в состав Золотой Орды».

       Доказательства того, что в то время на карте края было селение Кара-Елга, не обнаружились, но о том, что уже тогда «кара елга» – черный ручей или река несла свои воды, свидетельства нашлись.

   В башкирской летописи племени древних булгар Юрматы, в шежере Татигас-бия (1564–1565 гг.), рассказывается о «времени ханов Джанибека и Аксак-Тимура», когда «случились великие бедствия», и там есть упоминание о роднике Кара-Елга. Юрматы кочевали тогда в междуречье Зая и Шешмы, на этих же землях кочевали «во всех сторонах» ногайцы. Междоусобные войны ханов привели к разрушению юрматинского юрта Амата Хамата. «В результате с небольшим числом людей они бежали на другую сторону Великого (Олуг) Иделя и вырыли там место для юрта... на Черной реке (Кара елга). Тогда был 811 г.» (т.е. 1408–1409 гг.). В то время Иделем считалась р. Агидель ‑ течение реки Камы от устья Белой и собственно сама Волга».

     В работе «Челнинская история» В.В. Ермаков также использует фрагмент шежере башкир: «Юрт распался. Вышли на другой берег Идели и исполнили письменный указ об основании нового юрта. Переночевали у родника под названием «Кара-елга». Хан сказал: “Случилось (давно) одно событие. Здесь, говорят, имеются много мертвецов одного народа, осмотрите могилы”. И действительно они увидели эпитафиальный камень. На камне было написано «Чулка-ата». Примечание: башкирцы юрматинцы нашли могилу наместника кагана Биляра, погибшего в 737 г.

     Исходя из этого можно предположить, что в окрестностях ручья Кара-Елга с незапамятных времен проживали и кочевали люди (иначе откуда кочующие могли узнать название родника у которого остановились на ночлег?).

В XIX веке между селом Поручиково и деревней Светлое Озеро было обнаружено надгробие с куфической надписью булгарского периода (XII – начала XIII веков). Не так давно в самой Кара-Елге при разбивке парка возле родника откопали камень с древними письменами. Об этом мне рассказал староста и местный депутат Михаил Степанов. Самого его в тот момент в деревне не было, найденный камень увезли в неизвестном направлении. По горячим следам Степанов камень не нашел, а потом дело отложилось в долгий ящик: «Все руки не доходят». Куда попал, где осел тот камень, до сих пор неясно. Как в воду канул памятник истории. Жаль, очень жаль. Возможно, на нём была выбита дата основания поселения, а по языку надписи можно было бы узнать, какой народ её сделал. Эта история косвенно подтверждает факт того, что название села «Кара-Елга» пришло к нам из далекой древности.

 

     Национальность моих предков долго оставалась для меня загадкой. Однажды в родословной, полученной от моего дальнего родственника-исследователя семейной истории Александра Николаевича Чугунова, я прочла строки: «Предок Чугуновых по преданию был силен, участвовал в кулачных боях, противника валил с одного удара. За это получил прозвище «Чугун». По предположениям мордвин».

     Открытие? Прислушалась к себе и поняла, что я люблю звучание мордовской речи. Связывала это с тем, что в детстве, когда мы ещё жили в бараке, соседкой была у нас «бабушка-мордовка» (почему то её все так называли, на самом деле её имя ‑ Ефросинья), я очень её любила. А недавно на одном юбилее услышала песни этого народа. Ох, как хорошо пели гости из мордовской деревни, заслушаться можно! Прошло уже года три, а эти песни все ещё звучат во мне. Тем не менее, нравятся мне и татарские песни, смысла не понимаю, потому, как не владею речью, а что-то трогают они в моей душе. Помню, мама говорила: «Какие песни у татар хорошие...». Я выучила пару-тройку и неожиданно запела с характерными национальными переливами, сама изумилась. Стала петь их, а после исполнения не раз слышала: «Надя, ты поешь, как настоящая татарка. Слушай, может в предках у тебя кто-нибудь из них был». Смехом отвечала: «Может, места-то наши были под татаро-монголами». Сама же думаю, что это оттого, что жизнь идет в плотном общении с татарами, вот и набралась.

     Как-то при работе со своей родословной наткнулась на ситуацию, когда росчерком пера население деревни сделали русским. Речь шла как раз о родине моих предков ‑ Кара-Елге. Чем был обусловлен такой перевод в другую национальность, не знаю. Возможно высочайшим распоряжением об увеличении количества «русских душ» в крае.

     В «Списке поселенных мест 1877 года», в котором использованы данные переписи 1870 года, о Кара-Елге есть такая запись:    

Список поселенных мест 1877.jpg

     Там же дано примечание: «Здесь в квадратных скобках приводятся сведения предыдущих переписей: год см. в круглых скобках. Все сведения извлечены из ЦГИА РБ, фонд И-138, опись 2. Номер дела и листы см. в крайнем правом столбце».

    Первая буква «Р» говорит о том, что в деревне живут русские, но (см. строчку ниже) в 1834 году жители Кара-Елги были сплошь мордва и старокрещенцы (татары и другие народы, крещёные в православие при Иване Грозном), русских нет даже в скобках. Вывод один – царские переписчики одним взмахом руки превратили всех «нерусских» православных в русских.

    Чьи же мы потомки на самом деле? Я склонялась к версии, что предки наши из мордвы. И бабушка Агафья (Огара) Наумовна Чугунова, внучка Фрола, основателя нашей ветви, очень хорошо говорила по-мордовски, а «очень хорошо» по дореволюционным меркам знать можно только язык родителей. Немаловажное значение для такого вывода имела и строчка из «доношения от мордвы», отправленного в 1735 году полковнику Татищеву, в котором крестьяне жаловались на набеги башкирцев и разорение наряду с Маврино и Бутой «мордовской» деревни «Каран-гильдины».

    Подтверждение того, что предки мои из мордвы нашлось в Ревизских сказках за 1795 год, где жителей Караилги, в том числе Беловых и Чугуновых, переписали как новокрещенцев «из мордвы». Цитирую: «1795 года марта 31 дня Уфимского наместничества Мезелинской округи деревни Караилги из мордвы новокрещенвыборной Андрей Семенов по силе состоявшегося в1794 году июня в 23 день ея Императорского Величества и в народе публикованного манифеста дал сию скаску о положенных в нижеписаной деревне. А именно в деревне Караилга из мордвы новокрещен…». Далее идет перечисление лиц по дворам, в которых уже без труда вычисляются семьи, потомками которых мы сегодня являемся.

     Тогда же появилась мысль: «Если прародители из мордвы, то имена при крещении получили новые. А вот бы узнать их исконные имена, которые они носили с рождения!» Понимала, что это почти неосуществимое желание. Провела интернет-поиск по теме, результату удивилась: «По представлению мордвы, большое значение для дальнейшей судьбы младенца имел выбор «счастливого» имени. Иногда ребенка называли по месту его рождения. Так, если он появился на свет во время жатвы, его могли назвать «Нуяльте» (от нуема (эрз.) – жатва). Если он рождался на пашне, то давали имя «Паксяльте» (от пакся (эрз.) – поле). В тех семьях, в которых дети часто умирали, новорожденного называли именем первого встречного человека, предмета или животного. Обоснованием такого выбора было то, что встречный человек или животное здравствуют, так и ребенок пусть будет здоровым и счастливым». Так отчаялась я узнать имя своего дохристианского предка.

     Однако запрос на имена предков был уже отправлен во вселенную, ведь мысль, как известно, материальна. Новый пласт исторических документов, попавший к нам в 2021 году через Виктора Белова, открыл такой массив информации, о котором я даже мечтать боялась. В переписных листах первых трёх ревизий по Караилге были зафиксированы исконные и крестильные имена жителей. Не чудо ли?

     Нашлись в них имена моих предков, но без загадок не обошлось.

     Для начала пройдусь по ступенькам нисходящей линии:

  • По рождению я русская, по девичьей фамилии Белова Надежда Алексеевна (1960 г.р.).

  • Папа ‑ Белов Алексей Петрович (1929 г.р.), русский.

  • Дед ‑ Белов Петр Агафонович (1902 г.р.), русский.

  • Прадед ‑ Белов Агафон Назарович (1875 г.р.), русский. Жена его ‑ Мария Андреевна, в девичестве Белова, корня Петра Алексеевича из Мухтолово.

  • Прапрадед – Белов Назар Илларионович (1853 г.р.) из мордовской деревни, не факт, что сам мордвин. Жена его ‑ Олимпиада Алексеевна в девичестве Белова, корня Петра Алексеевича из Мухтолово.

  • Пра(3)дед ‑ Илларион Кириллович (1833 г.р.).

  • Пра(4)дед ‑ Кирилл Кирсанович (1811 г.р.).

  • Пра(5)дед ‑ Кирсан Леонтьевич (1781 г.р.).

И тут «раскопки» точно уводят в сторону мордвы, так как в заголовке переписи конкретно указано, что жители «из мордвы»:

  • Пра(6)дед ‑ Леонтий Антонович (1748 г.р.).

  • Пра(7)дед ‑ Антон Никитин, до крещения Зямка (1673 г.р.).

 

     Ещё одна загадка: мог ли Антон (Зямка) родить Леонтия в 75 лет? Хотя его жене в это время было только 39 лет. Возраст прапредка подтвердился материалами двух сказок: 1762 и 1745 годов.

     Представлю расшифровку фрагмента сказки 1762 года:

  • АНТОН НИКИТИН (Зямка). По прежней переписи 72 года (1673 г.р.). Умре в 757 году.

  • У него жена Анна Михайлова, 53 лет, взята Симбирского уезда из деревни Нижней Коки, ясашная из мордвы, новокрещена по сватовству

  • У них сын, рожденный после ревизии: Леонтей 14 лет (1748 г.р.)

  • Дочь девка Прасковья – 12 лет (1750 г.р.)

     

В переписи 1745 года о нём повествует следующая запись: «Написанный в прежнюю перепись Зямка Смалкин, а по крещению АНТОН НИКИТИН 72 года (1673 г.р.)».

    Можно было бы усомниться в написании возраста Леонтия, но и его год рождения подтверждается сказкой 1795. Остается только предположить, что либо Зямку при крещении сознательно состарили, лет этак на 30, либо могучего здоровья был старик, что весьма вероятно, учитывая наличие молодой жены. И сын его Кирсан в 60 лет «родил» следующего моего прапредка. Крепкие, видимо, гены! Но сомнение было ещё велико. Впрочем, тогда в Караилге не один Зямка был таким дюжим. Его соседи тоже заводили детей, будучи в почтенном возрасте: Бозайка Шербеев 80 лет имел сына 6 лет, Купряшка Тиханов 80 лет имел сыновей 10 и 8 лет. Так что...

     Сказка 1745 года дала мне полное мордовское имя предка – Зямка Смалкин. Смалка, скорее всего, имя его отца. Подходящий по имени и возрасту человек нашелся в промежуточной переписи «об убылых»:

(Из мордвы померло)

77739 ‑ Смалка Ненашев, 80 лет (1641 года рождения)

77740 ‑ У него сын Занка 35 лет. У него Занки дети:

77741 ‑ Резанко 4 лет.

77742 ‑ Арезаматко 6 лет.

     Большая доля вероятности, что он отец Зямки. Имя, возраст и созвучное имя «убылого» сына Занки – Зямки, питают эту уверенность. Сам же он сын Ненаша. Фамилий в Сказках нет, и в метриках их ещё долго не будет. А когда фамилии появятся, наша ветка по детям от Назара выведет на фамилию Беловы, хотя не раз братья Назаровичи встречались в записях под фамилией Бачурины. Совсем фантастическая мысль пришла в голову, а не звали ли отца Ненаша Бачурой? Следуя логике присвоения мордовских имен, вполне возможно. Бачурой называли человека, любящего поговорить, еще один перевод ‑ богатый, могущественный. Да очень уж далеко Бачура от Назара, два века между ними! Хотя, научно доказано, что память народа хранит информацию 200 лет. Только скорее Бачура ‑ это прозвище Назара, но ни то, ни другое, ни третье исключить нельзя, так как фамилию определяли как наследственное «семейное имя», передаваемое от поколения к поколению. Это могло быть имя присвоенное предку попом при крещении или имя семейное (Ненаш, например, мог быть подкидышем. Вот и пошли от него Ненашевы). Или деревенское прозвище, данное ему за какой-либо признак (Белой, например, мог быть белокурым, а его дети уже Беловы). Мы никогда не узнаем, было ли слово, от которого произошла наша фамилия, прозвищем, данным взрослому человеку за какой-то признак, или это было докрестильное имя. Есть еще одна версия: возможно, Назар взял фамилию жены Олимпиады из рода Белова Петра Алексеевича из Мухтолово, от его сына Василия, и далее потомки пошли уже под этой фамилией.

      Не все так просто с линией рода моей мамы Чугуновыми.

   Имени Чугун нет в мордовской антропонимике. Хотя можно предположить, что далекого прапредка так назвали, чтоб вырос крепким и долгожительствовал. Обращусь к анализу Сказок и метрических записей. Для этого вновь пройду по нисходящей родословной линии:

  • Я ‑ Белова Надежда Алексеевна (1960 г.р.), русская.

  • Мама – в девичестве Чугунова Мария Федоровна (1930 г.р.), русская.

  • Дед ‑ Чугунов Федор Терентьевич (1900 г.р.), русский.

  • Прадед ‑ Чугунов Терентий Егорович (1863 г.р.), русский.

  • Прапрадед ‑ Чугунов Егор Фролович (1823 г.р.) из мордовской деревни, не факт, что сам мордвин.

  • Пра(3)дед ‑ Чугунов Фрол Федорович (1794 г.р.).

  • Пра(4)дед ‑ Чугунов Федор Алексеевич (1749 г.р.).

    От Алексея ветки по сыновьям Федору и Илье вывели на фамилию Чугуновы, а ниже вновь, как у Беловых, точно «из мордвы»:

  • Пра(5)дед ‑ Чугунов Алексей Федорович (1727 г.р.), мордвин.

  • Пра(6)дед – Чугунов Федор Константинов он же Одушка Игнатьев (1672 г.р.), мордвин.

 

     Представлю расшифровки фрагментов первых трёх ревизий по Караилге. Начну с 1762 года:    

6.jpg

     Следующий фрагмент из ревизии 1745 года:

169174 ‑ Написанный в прежнюю перепись Одушка (в 1721 году ‑ Адушка) Игнатьев, а по крещению Федор Константинов, 73 лет. У него дети:

169175 ‑ в прежнюю перепись написанный Чадинка (Чудайка), а по крещению Семен Ильин, 31 год.

169176 ‑ После ж переписи рожденный Алексей, 18 лет.

169177 ‑ После ж переписи рожденный, в нынюшней ревизии утаенный, Алексей, 12 лет.

169178 ‑ У него у Федора брат, в прежнюю перепись написанный Ажнаш (Аднайка), по крещению Прокофей Константинов, 53 года.

169179 ‑ У него сын после переписи рожденный Антон, 1 год.

 

     В ревизии 1721 года об этой семье читаем: «Адушка Игнатьев – 50 лет (1671 г.р.), у него два сына: Чюдайка – 8 лет (1713 г.р.), Иванка – 5 лет (1716 г.р.), у него ж брат Аднайка – 30 лет (1691 г.р.)».

 

     Нет сомнений – мои предки по этой ветке тоже из мордвы, так указано в документах. И отклонений по возрасту нет.

     Теперь разберёмся с именами и фамилиями предков. В записях ревизии 1721 года вписан вариант имени Адушка, на самом деле устойчивое написание – Одушка (оно встречается в сказке 1745 года). Полная форма этого имени ‑ Одуш, что в переводе с мордовского «новый». Имя его отца – Игнатий, в переводе «огонь». Где же слово «чугун», ставшее основой фамилии?

    Словари дают два значения слова «чугун»: сплав железа с углеродом и круглый сосуд, горшок из чугуна. Скорее всего, основой фамилии стало прозвище, которое наш смуглый и крепкий пращур получил по названию черной и крепкой посуды. Подобные имена-прозвища давали детям для защиты от сглаза. Теперь уже не узнать, кто из предков получил это прозвище-оберег: Игнат ли, его сын Одуш или сын Одушки Алексей Федоров.          Прозвище трансформировалось в фамилию потомков этой линии.

     В сказке 1745 года сказано, что брат Одушки Аднайка, по крещению Прокофей Константинов, имел сына Антона. Но в сказке 1762 года у Прокофея Константинова детей уже нет.

      У самого Одушки было четверо сыновей: Семен Ильин, Иванка, Алексей Федоров (большой) и Алексей снова (меньшой). Иванка и Алексей меньшой умерли рано. Наша линия Чугуновых – это ветка Алексея большого. Интересно, на какую фамилию выведут потомки его старшего брата Семена? У Семёна Ильина было три сына: Антон, Яков и Гаврило. Антон умер трехлетним, а Яков и Гаврило попали в рекруты, скорее всего, по жребию. Один в 1782 году, другой в 1787 году, так вот «повезло». Якова взяли 30-летним, и в то время он был женат. Жена его, то ли не желая ждать 25 лет, то ли получив известие о смерти мужа, впоследствии вышла замуж в соседнее село Новый Батрас за новокрещенца из чувашей и уехала из Караилги, забрав с собой дочь Прасковью Яковлевну. Сыновей, по всему видать, у Якова не было. Гаврило стал рекрутом в 23 года, не успев жениться. Оборвалась ниточка Семёна.

     В ревизии 1721 года и сказке «об убылых» нашелся еще один Игнатьев ‑ Аверка, возрастом 51 год, племянник Базанки Шарбеева. Видимо бездетный, коль в таком возрасте записан как племянник. И тут не за что зацепиться, так как в дальнейшем про Аверкиных не проскочило ни одной записи.

     Еще одна семейная загадка встретилась в сказке 1762 года. Там впервые упоминается имя Настасьи Петровой, жены Алексея Федорова. Поскольку поиск генеалогической информации вёлся в обратном хронологическом порядке, то имя Настасьи Петровой, матери Федора Алексеева (бабушки Фрола Фёдорова) мы уже знали по Сказке 1795 года. Оно помогло в установлении родственных связей в ревизии 1762 года. Итак, Настасья Петрова (1732 г.р.) рождения, записана как «старинная деревни Караилги», т.е. она родом из этой же деревни. Сможем ли найти среди караилгинцев её отца Петра?

     Из сказок 1721 и 1745 годов мы отобрали нескольких претендентов на роль отца Настасьи Петровой, подходящих по имени и возрасту:

  1. Новокрещенец Петр Филлипов (1691 г.р.), на момент рождения Насти ему 41 год.

  2. Мордвин Петр Перфиляев до крещения Яковка Алексеев (1713 г.р.), на момент рождения Насти ему 19 лет.

  3. Петр Алексеевич (1684 г.р.), на момент рождения Насти ему 48 лет. Хотя его можно сразу исключить, поскольку Настасья Петрова записана как «старинная», что означает, что она родом из Караилги, а Петр с детьми в ревизии 1745 года был учтен в деревне Шумыш, куда переехал из Мухтолово.

     Оставшиеся два варианта можно считать равноправными. Так что по веточке Настасьи первоименем остается имя Петра:

Петр – Анастасия ‑ Федор – Фрол ‑ Егор – Терентий – Федор – Мария – Надежда.

 

     И в заключение хочется добавить несколько слов о происхождении фамилий и образовании названия деревни.

   В процессе изучения истории рода я открыла для себя происхождение некоторых караелжских фамилий, которые до этого изумляли меня своим интересным звучанием и неясностью смысла. Оказалось их семантика совершенно прозрачна. «Непонятные» фамилии, как и широко распространённые фамилии Иванов, Петров, Сидоров, образовались от имен. Только от древних мордовских имён. Верясев от имени Виряс, Тремасов – от Тремас, Ноякшин – от Нуякша, Самилкин ‑ от Смалка, Чиндясов – от Чяндас, Икомасов ‑ от Екомяс, Шумилкин – Шумила. И даже осмелюсь предположить, что название соседней деревни Утяшкино произошло от мужского имени Утяш: Утяш-Утяшка-Утяшкино. И выдвину почти фантастическую гипотезу: название Кара-Елга трансформировалось на татарский лад из двух древних мордовских имен: женского Кара и мужского Ялга. А в шежере юрматинцев, в которой упоминается Кара-Елга, как черный ручей, просто совпадение.

__________________________________________________________________________________

[1] Сайт «Нижнекамский район. История и геральдика»: http://heraldikart.ru/istorya%20i%20heraldika/text%20istorija%20i%20heraldika%20nijnekamsk%20rn.htm.